sarmat21 (sarmat21) wrote,
sarmat21
sarmat21

«Водитель волоком вытащил женщину из автобуса и бросил на скамейку остановки...»

64-летняя жительница Шостки, у которой в дороге случился инсульт, через пять дней умерла в больнице, так и не придя в сознание. По данному факту открыто уголовное производство по статье «Оставление в опасности»




Воскресным вечером 19 мая Зоя Васильевна Лебедь отправилась из города Шостка Сумской области в расположенный неподалеку поселок Воронеж проведать свою старенькую маму. Буквально перед дорогой женщина поговорила по телефону с мужем, рассказала ему, какую рассаду купила для огорода, и села в рейсовый автобус. Мама жила всего в 12 километрах. Однако ни через час, ни через два Зоя Васильевна у нее так и не появилась. Ее мобильный телефон не отвечал, поэтому взволнованные дети и муж бросились на поиски. Вечером, уже почти отчаявшись, они таки нашли дорогого человека — в реанимации Шосткинской районной больницы. Случайные прохожие, обнаружив на автобусной остановке находящуюся в бесчувственном состоянии неизвестную женщину без документов, вызвали скорую помощь, которая и доставила ее в больницу. Там Зоя Лебедь пролежала пять дней, но спасти ее врачам не удалось. Сыновья и супруг погибшей уверены, что если бы водитель и кондуктор проявили обыкновенное человеческое участие, Зоя Васильевна осталась бы в живых...
«Жену в бессознательном состоянии возили по маршруту часа полтора»

— Моя теща совсем старенькая, ей уже 90 лет исполнилось. Вот мы с женой за ней и присматривали, — рассказывает супруг погибшей Зои Лебедь Анатолий Васильевич. — Живет она недалеко, в поселке Воронеж, это всего километров 12 от Шостки. Мы постоянно туда ездим, а как огороды начались, так и вовсе едва ли не жить там приходится. В то злополучное воскресенье моя жена чувствовала себя хорошо. С утра сходила на огород, а потом решила съездить домой, в Шостку. На следующий день я должен был посетить врача, и мы собирались ехать вместе. Но потом Зоя решила поменять планы. Сказала мне: «Ты пока побудешь с матерью, я съезжу и вернусь, а в понедельник поедешь ты».

В тот день стояла жара. И я попросил жену в обратный путь отправляться попозже, чтобы в дороге не так душно было. Зоя перезвонила мне из города, поделилась, каких семян купила, какую рассаду. Еще сказала, что везет сумку с продуктами, а ехать собирается последним рейсом — в 16.35. Это был наш последний разговор. В автобусе Зое стало плохо. Она пыталась мне позвонить, но телефон выпал, а она потеряла сознание. Уже позже я узнал, что у нее повысилось давление — и началась рвота. Из-за этого водитель и кондуктор решили, что к ним в салон села пьяная женщина, и, похоже, просто озверели. Мало того что они не подошли к пассажиру, которому стало плохо. Они стали кричать на мою жену и требовать, чтобы она заплатила им за испачканный салон. А ведь Зоя к тому времени уже была без сознания. Но это никого не волновало.

На жену орали, а она ничего не могла сказать. Даже не в силах была попросить о помощи. Тогда водитель и кондукторша решили, что будут возить Зою по маршруту, пока она не заплатит деньги. Доехали вместе с ней до конечной остановки, там постояли, а когда автобус наполнился людьми, поехали обратно в Шостку. Жена сидела на сиденье, но даже не могла говорить, а только мычала, что еще больше раздражало кондуктора. Та не подошла спросить, не плохо ли человеку, а только орала: «Напьются, весь салон обрыгают, кому потом убирать? Пусть платит теперь». Жену в бессознательном состоянии возили по маршруту часа полтора. Потом мне медики сказали, что это были самые драгоценные часы, когда ее жизнь еще можно было спасти. Но с нее в это время требовали деньги, а потом просто вышвырнули на остановке.

*Зоя Васильевна Лебедь была очень доброй, душевной женщиной, говорят ее родные и друзья. За всю жизнь она слова грубого никому не сказала

Анатолий Васильевич замолчал. Затем продолжил свой тяжелый рассказ.

— Когда Зоя вовремя не вернулась в поселок, я начал переживать. Пять часов вечера — ее нет, шесть часов — нет. Звоню по телефону — не отвечает. Вышел на остановку, поспрашивал у водителей, не было ли какой аварии. Не было. Позвонил в «скорую» — сказали, что никого не привозили. А жена в это время еще лежала на остановке... Я позвонил в Шостку сыну, попросил, чтобы он сам сходил в больницу. Там-то и выяснилось, что недавно доставлена женщина без документов и без вещей. Сын, когда ее увидел, понятно, сразу перезвонил мне. Я тотчас бросился к товарищу, и мы с ним машиной помчались в больницу. Врачи сказали, что у Зои инсульт, и сообщили, какие медикаменты нужны. Мы все купили. Зоя была в реанимации, в коме. 19 мая ее привезли, а 23-го она умерла. Так и не придя в сознание. Мы с ней даже не попрощались...

У жены уже был один инсульт, но в тот раз медицинскую помощь оказали вовремя — и Зоя прожила с нами еще 14 лет, — глаза Анатолия Васильевича становятся влажными...

— Больная поступила к нам вечером 19 мая, — рассказал «ФАКТАМ» главный врач Шосткинской районной больницы Олег Шторгин, — ее доставила машина скорой помощи. Женщина была в крайне тяжелом состоянии, без сознания. Ее сразу госпитализировали в реанимационное отделение. Мы сделали все, что могли. Но, несмотря на все принятые меры, 23 мая наступила смерть.
«Я все думаю: почему так поступили с моей мамой?»

— Когда все случилось, я был в Киеве, — рассказал «ФАКТАМ» по телефону 30-летний сын Зои Васильевны Дмитрий. — Мне позвонил старший брат Юрий. Сказал: «Мать в коме». Я все бросил и сразу же сорвался домой. В больнице врачи нам сообщили, что в таком состоянии маму никуда нельзя перевозить, хотя я думал о Сумах или Киеве. Доктора не разрешили. Мы покупали все лекарства, которые нам называли, но лучше не становилось. Уже в те дни я хотел разобраться, как все это могло случиться. Маму ведь привезли без вещей, без телефона — ничего при ней не было. Пока она без сознания лежала на остановке, у нее даже сумку с продуктами кто-то украл. И мы с братом пошли в милицию, чтобы написать заявление о краже. Тогда мы еще не знали, что произошло на самом деле. Знали только, каким рейсом она ехала к бабушке в село.

Мы пришли с Юрием на автовокзал, нашли ту женщину-кондуктора и поговорили с ней. Кто мы, не сказали, и она, видимо, решив, что мы из милиции, стала оправдываться. Мол, недавно везли какую-то пьяницу, ее всю дорогу рвало, весь салон испортила. Дескать, сначала думали вызвать ей «скорую», но потом решили, что такую пьяную никто никуда не повезет. Поэтому и высадили ее на остановке. А сумки они не брали. Может, кто из молодежи, которая была на остановке...

*На этой остановке в поселке Воронеж Сумской области Зою Васильевну оставили на произвол судьбы

После того разговора я все думал: как же так, почему водитель и кондуктор так поступили с моей мамой? Она вообще никогда в жизни не пила. Была очень добрая, слова грубого никому не сказала. Почему они ее не спасли? Ведь водитель, выходя в рейс, обязан помнить свою должностную инструкцию. Там четко написано: в случае плохого самочувствия пассажира оказывать первую медицинскую помощь. Они не просто эту помощь не оказали — они сделали все, чтобы мама умерла. Беспомощную выбросили на остановке.

— Я очень хотел бы, чтобы этих людей наказали, — говорит старший сын Зои Васильевны Юрий. — Мы написали в милицию еще одно заявление: о том, что нашу маму оставили в опасности и бросили умирать. Хотя должны были вызвать «скорую», а не катать человека без сознания по маршруту. Мне говорят, что сейчас в автопарке проводят беседы. Напоминают водителям, как нужно вести себя с пассажирами. Но для нас-то что теперь изменят эти беседы?! Такое больше не должно повториться ни с кем. Я намерен бороться за справедливость до победного конца. Если наша милиция не найдет в случившемся ничьей вины, буду обращаться в Европейский суд. Но мы сделаем все, чтобы дело не закрыли.
«Они себя вели, как фашисты... Нужно наказать этих водителя и кондукторшу, обязательно!»

В том, что родственники не без оснований сомневаются, как бы виновные не остались безнаказанными, убедилась и журналист «ФАКТОВ». Сотрудник правоохранительных органов в частной беседе сообщил, что «на самом деле в той ситуации все было не так. Женщину никто из автобуса не вытаскивал. Она сама попросила, чтобы остановили на остановке и вывели ее из салона. И она была в сознании и шла своими собственными ногами»

— Да как же можно так врать, — услышав от меня эти слова, едва не плачет 73-летняя жительница Шостки Надежда Антоновна. Эту женщину, ехавшую тем самым автобусом и ставшую очевидцем событий, разыскала журналист местной газеты «Перекресток». Надежда Антоновна до сих пор не может отойти от шока, узнав, что Зоя Васильевна умерла. Вот только с реальным свидетелем событий пока беседуют лишь представители прессы, а местные правоохранители почему-то такого желания не изъявляют.

— Деточка, то, что сказали вам в милиции, — это неправда, — со слезами продолжает пожилая женщина. — Я за всю жизнь ни разу никого не обманула. Да и зачем мне обманывать? Я ту бедную пассажирку не знала совсем. А вот не выходит она у меня из головы до сих пор, каждый день о ней думаю. Да и себя корю: почему поверила кондуктору, что она была пьяная? Я ведь сидела в автобусе неподалеку от нее. И потом только сообразила, что никакого запаха алкоголя не было. Я даже запах пива чую издалека, а там и близко ничем не пахло.

В то воскресенье я возвращалась домой с дачи. Зашла в автобус на станции Терещенской. В салоне сидели две женщины, молодая пара и кондуктор. Женщину, которая, склонившись, сидела в стороне, я не сразу увидела. Кондуктор обратила внимание: мол, осторожно, вон сидит пьяная. Я обратилась к пассажирке, предложила помочь выйти. Но она не разговаривала, и голова у нее — брык и к стеклу наклонилась. А кондуктор возмутилась: «Пусть сначала заплатит за то, что рвотой испачкала автобус! Она садилась уже пьяная, но мы не думали, что ее так развезет». Я пыталась поправить бедолаге обвисшую голову, но та снова падала. По всей видимости, женщину по-прежнему тошнило, но она из последних сил пыталась сдерживать рвоту, прикрывала рукой рот. У меня мобильного телефона тогда не было, и я попросила водителя и кондуктора вызвать хотя бы «скорую», ведь даже пьяный — все же человек. Те возмущались и злобно кричали, что им некогда: у них последний рейс. Особенно выступала кондуктор: «Мы с ней возиться не будем!»

А на остановке возле почты в поселке Воронеж автобус вдруг остановился. Водитель резко выскочил, забежал с пассажирского входа, схватил бедную женщину под мышки и волоком потащил из автобуса. Как мешок с мусором. Причем так быстро, что люди не успели даже отреагировать. Ноги женщины бились о высокие ступеньки автобуса, с ноги слетела туфелька. Водитель положил пассажирку на скамейку. Я говорю: «Вы хоть посадите ее». А он мне: «Если оно тебе надо — выйди и посади». Потом кондуктор вынесла и поставила рядом две сумки женщины, и автобус поехал. Я смотрела в окно: она, бедненькая, на секунду подняла голову, а потом снова склонилась. На остановке стоял с мотоциклом какой-то мужчина, но и он сразу уехал. Позже оказалось, что у этой женщины был инсульт. Если бы в течение трех часов ей оказали помощь, она бы не умерла...

Я сегодня опять ехала этим рейсом. Думала, что встречу тех водителя и кондукторшу. Хотела сказать им: «На вашей совести смерть человека». Они же себя вели как фашисты. Я никогда не забуду, как он ее тянул. С какой жестокостью. Сколько буду жить — не смогу забыть... Деточка, не оставляй этого дела так. Весь город гудит от такого произвола. Нужно наказать этих людей, обязательно!

Кстати, еще о водителе. Во время рейса автобус проезжал мимо железнодорожного вокзала, где круглосуточно работает пункт медицинской помощи. Но туда больную пассажирку не отвезли. И аптечкой, которая должна быть в каждом транспортном средстве, шофер не воспользовался. И врачей не вызвал. А после всего случившегося решил переждать сложные времена, взяв больничный лист и уехав домой, в село. С ним еще не беседовали даже следователи.

— И водитель, и кондуктор находятся на больничном, — подтвердили «ФАКТАМ» в пресс-службе Шосткинского горотдела милиции. — По данному факту открыто уголовное производство по признакам статьи 135 Уголовного кодекса Украины «Оставление в опасности», которая предусматривает наказание в виде ограничения или лишения свободы сроком до двух лет. Также уголовное производство открыто и по поводу кражи. В данный момент проводятся необходимые следственные действия и проверки.

Уже около полугода пребывает на лечении, по неофициальным данным, и обслуживающий данный рейс частный перевозчик. Его телефон также отключен, а жена случившееся не комментирует.
Tags: люди, преступление, ужас
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments